Портал    Фотоальбом    Гостевая    Сайт    Регистрация  |  Вход     ШАМАН ЧАТ >>


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Есть кто живой?)
Всего ответов: 7


  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Шаман Кинг » Фан-Фики » Наследие
Наследие
NnikДата: Четверг, 2012-09-06, 2:18 PM | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Наследие
Автор: Nnik
Бета: Word
Аниме: Shaman King
Персонажи и пейринги: И старые, и новые)))
Размер: Миди
Статус: Не закончен
Саммари: Хао побежден, но искоренить его идеи о превосходстве шаманов над людьми гораздо сложней. Уничтожив предводителя, Йо выиграл бой, но не войну.
От автора: Хотелось бы хоть каких-то комментариев, а то может и продолжать не стоит.
Дисклеймер: от прав на персонажей отказываюсь.

Пролог

Холодный дождь заливал город и заставлял и без того спешащих людей двигаться быстрее. Все стремились закутаться плотней, стать как можно меньше под зонтом и как можно скорее добраться до укрытия. Но, не смотря на немилость природы и поздний час, на улицах Токио было полно народа. Каждый спешил по своим делам, не обращая ни на кого внимания.
Сквозь эту равнодушную толпу бежали мужчина и женщина. И никто не догадывался, как много зависело от этих людей. Мужчина, с сеточкой морщин около глаз и губ, с проседью в каштановых волосах, тянул за собой хрупкую блондинку. У нее не было седины, но на лбу и между бровей пролегли глубокие морщины, будто она всю жизнь,в отличии от улыбчивого спутника, хмурилась. У пары не было зонта, но им было не до дождя. На лицах обоих читался страх. Страх не за себя - судьба Йо и Анны Асакура давно была предрешена - а за самых дорогих и близких, любимых людей.

Эмили наконец-то уснула. У Мэри болели руки и спина – все-таки Эмили уже не пушинка. Она только положила малышку в кроватку, когда в дверь позвонили. Громкий плач девочки заглушил голоса вошедших. Подхватив дочь, женщина направилась в коридор. А там уже вовсю шел скандал.
Родители мужа действительно были людьми с большими странностями, но Мэри все рано никак не могла взять в толк, почему Микихиса так на них реагировал. Не один их визит не обходился без ругани. Благо свекор был слишком доброжелателен, а свекровь слишком сдержана, чтобы отвечать сыну. Однако уже давно муж не начинал скандалить сразу же, и Мери побоялась, что что-то случилось.
- Добрый вечер. Дорогой, в чем дело?
- Они… они окончательно с ума съехали! Я… я не потерплю…
- Помолчи! – голос Анны как всегда звучал холодно и твердо, что заставило мужчину немного притихнуть, - Микихиса, ты можешь сколько угодно возражать, но подвергать опасности детей я не позволю.
- Что… что случилось? – паника начала накрывать Мэри. И Анна и Йо… напуганы? Дети в опасности?
- Мери, дорогая, - начал свекор, - собирай вещи. Вы должны уехать. Немедленно.
- Что?
- Я же говорю: они сошли с ума!
- Мэри, это вопрос жизни и смерти. Я уже связался с Лайсергом. Он подготовит все документы. Рио с ними ждет нас в аэропорту через 5 часов. Вам нельзя здесь оставаться.
- Аэропорт? К-куда мы летим?
- В Австралию, - в разговор снова вмешалась Анна, - Это не обсуждается.
Лицо Микихисы багровело, руки сжимались в кулаки. ТАК зол на отца он не был еще ни разу:
- Что? Вот так вот просто бросить все? Уехать? Только по тому, что кучке сумасшедших фанатиков показалось, что настает конец света?! Мы не ед…
Резкий шаг Анны. Звон пощечины. Тишина.
- Успокоился? – в голосе женщины звенит лед, - не хочешь ехать, оставайся. Но детей мы заберем, - Анна повернулась к невестке, - Мэри, мы не лезли в вашу жизнь, но сейчас у нас нет другого выхода. Можете считать нас психами, фанатиками, якудза в конце концов. Это ничего не изменит. Вам здесь опасно. Сейчас фамилия Асакура равнозначна смертному приговору. Спаси своих детей.
Мэри поверила. Она кинулась собираться. Деньги, документы, драгоценности, детские вещи. Самое необходимое. Она не понимала разговоров родственников мужа о сверхъестественном, не верила в духов и прочие паранормальные явления, но сейчас ее материнские инстинкты требовали бежать. Она видела: Анна не шутит. Все плохо. А Микихисе не оставалось ничего, кроме как сдаться.
За разговорами и суетой сборов никто не заметил, как из детской вышла испуганная Эш. Девочка не понимала, что происходит, но чувствовала, что что-то не так. И видела, что взрослые слишком заняты, чтобы объяснять.
- Ами... Ами, что случилось? – Эш замерла прислушиваясь, - На долго? – на детском личике появилась озабоченность, - а деда с бабой?
Девочка снова прислушалась, а потом покачала головой.
- Ами, мне это не нравится. Совсем не нравится…

Дорогу в аэропорт Эш не запомнила. Она смотрела на деда, и ее сердечко сжималось. Для своих пяти лет она замечала и понимала слишком много. А дедушка всегда был ей близок. И видеть отчаянье на его лице было больно. И больно оттого, что нельзя помочь, нельзя заставить улыбнуться. А ведь он так любит улыбаться. И смеяться. И веселить Эш.
- Дед, вы приедете к нам? – спросила малышка, когда уже объявили регистрацию на рейс Токио-Сидней, - или мы к вам?
- Я… я… - Йо вздохнул, - я не знаю, но боюсь, что нет.
Глаза девочки наполнились слезами. Она заморгала и начала глубоко дышать, стараясь сдержаться. Нельзя плакать. Нельзя.
- Но у меня есть для тебя подарок, - Йо стянул с головы старомодные наушники и вытащил из кармана допотопный плеер, - они всегда были со мной. Можно сказать, это уже часть меня. Они будут у тебя, и ты можешь представить, что мы едем вместе.
Дрожащими ручками девочка вцепилась в подарок. Она шмыгнула носом и улыбнулась. Да, дедушка любит улыбки, значит она будет улыбаться. Для него, ради него.
Лицо же Микихисы заледенело. Осознание, что он может больше не увидеть родителей помогло понять, какой глупой и детской была его реакция. Реакция на их заботу. Устыдившись, он поспешно кивнул и повел свою семью к самолету.

- Ты дурак, - тихо сказала Анна, смотря в след сыну и внучкам, - напугал и расстроил ребенка.
- Я просто не могу ей врать, - также, почти беззвучно, произнес Йо. «Ей одной», додумал он.

Добавлено (2012-07-31, 10:57 AM)
---------------------------------------------
1. Ведьма с последней парты

Мэт ненавидел переезжать. Ненавидел менять школы. Ненавидел прощаться с друзьями. А выбора не было. Все из-за дурацкой работы отца. Дольше года они редко где-то жили. И вот снова. На это раз Япония, Токио. Они уже неделю здесь, а сегодня Мэт первый раз идет в новую школу. Нет, конечно, он уже здесь был, когда они с матерью приносили документы, но учиться он начинает сегодня.
Казалось бы, Мэт мог уже привыкнуть. Какая это по счету школа? Пятая? Шестая? Или даже седьмая? Но нет. Снова быть в центре внимания, снова знакомиться. Конечно будут новые друзья… Да какие друзья? Так, приятели. Ведь скоро снова уезжать. Может быть, оно и к лучшему, что стать по-настоящему близким с кем-либо он попросту не успеет.
По дороге мальчик пытался отвлечься от грустных мыслей. Все-таки школа хорошая. Специально для иностранцев. Преподают на английском. И много таких же «вечных странников». Да и то, что в этой школе свободный стиль одежды тоже несомненный плюс. Однако родители все равно заставили одеться «прилично», а не «как на похороны», как любила говорить о любимом наряде Мэта мама.
Заходя в кабинет, где было первое занятие у его нового класса, Мэтью натянул веселую улыбку и постарался расслабиться. Первое впечатление очень важно, он это знает. И значит, он постарается, все же не стоит конфликтовать со всеми с первого дня (а такое уже было, и Мэту не хотелось бы повторения).
Знакомство с одноклассниками пошло по стандартному сценарию: любопытные взгляды, шепот. Потом подлетает худенькая девчонка с рыжей копной на голове, видимо самая смелая:
-Привет! Ты новенький? Как тебя зовут? Я Джейн! А ты откуда?
Она задает столько вопросов, что у Мэта начинает пухнуть голова. Отвечать на все у него физически не получается. А тут к Джейн приходит подкрепление, и становится еще хуже. Через пару минут уже все присутствующие в классе присоединяются к расспросам. Звонок становится спасением:
- Доброе утро класс, - говорит вошедший учитель, пожилой мужчина, с пушистыми усами и совершенно лысой головой.
Мэт стоит посреди кабинета, так как не знает куда сесть:
- Ты новенький? Мэтью Брайт?
- Да, здравствуйте. Куда я могу сесть?
Учитель рассеянно оглядывает класс и хмурится:
- Свободное место у нас только с Асакурой, давай на последнюю парту.
Асакура? Мэт удивлен. Фамилия явно японская. Что он/она здесь делает? Мэт оглядывается, чтобы найти свое место и соседа, но тут подскакивает Джейн:
- Мистер Конахара, может пока Елен болеет, Мэт посидит со мной?
Учитель кивает и машет рукой в сторону парты девушки:
- Конечно.
Мэт удивляется, но покорно идет за довольной Джейн.
Сразу после звонка с первого урока Мэтью поворачивается и разглядывает девушку, все-таки Асакура – это девушка, сидящую за последней партой у окна. На уроке он спросил у Джейн, что не так с его соседом, если учитель одобрил временную пересадку. Джейн пару раз моргнула, после чего выпалила: «она ведьма!». Эти слова пробудили тягу Мэтью к сверхъестественному, и до конца урока он сидел как на иголках.
Но сейчас, разглядывая «ведьму», Мэт никак не мог понять, что заставило одноклассницу так ее назвать. Ничего «сверх» в Асакуре не было. Разве что абсолютно европейская внешность при японской фамилии. Единственным, что привлекало внимание, были огромные оранжевые наушники вместо ободка. Такие уже лет 10-15 никто не носит. В остальном же ничего примечательного. Девушка как девушка. Вполне миленькая, хотя не во вкусе Мэта. Слишком светлая. Блондинка, и одежда вся из небеленого льна. Да еще и какая-то спортивная. А на ногах и вовсе что-то непонятное: ни то шлепки, ни то сабо. А душа гота в Мэтью предпочитала черные волосы, заклепки, кожу и шпильки.
На перемене все снова окружили новичка и «допрос» продолжился. Мэт отвечал, улыбался и смеялся со всеми, но краем глаза продолжал следить за «ведьмой». Она единственная не подошла. Более того, казалось, девушка вообще не двигается. До самого звонка Асакура просидела, скрестив руки на груди и не открывая глаз.

За следующие три дня запас вопросов у ребят в классе закончился, и шум вокруг Мэта поутих. Он по-прежнему сидел с Джейн и по-прежнему наблюдал за Асакурой. А «ведьма» с последней парты все так же игнорировала его. Хотя нет. У Мэта возникло ощущение, что она вообще ни с кем не общается. На переменах Эшли Асакура либо сидела с закрытыми глазами, либо перемещала наушники на их законное место, включала плеер и все также сидела с закрытыми глазами. Мэт уже было решил, плюнуть на свои наблюдения, но… в четверг была физкультура. До этого дня Мэт считал, что великолепно играет в баскетбол. Он вообще был спортивным человеком, а высокий рост был весьма полезен в этой игре. Но «ведьма», едва доходящая ему до плеча, с легкостью обыгрывала Мэтью. Маленьким штормом она носилась по площадке и с легкостью захватывала мяч. А вот, чтобы отнять его требовалось не менее трех игроков команды соперников. Более того, порой Мэту казалось, что она поддается, позволяя забрать мяч.
Неразговорчивость Эшли отпугивала Мэта, но Эшли на физкультуре так не соответствовала Эшли в классе, что после урока он таки решился подойти:
- Здорово играешь!
- Спасибо. Ты тоже. Занимался?
Мэт был удивлен. Асакура улыбалась, и явно была не против общаться.
- Ну, в предыдущей школе играл в команде.
- Здорово.
- Ты небось капитан здешней?
- Что? Нет. Я вообще не вхожу ни в какие команды, – девушка замялась.
- Почему? Ты же сейчас даже не играла в полную силу. Я видел.
- Я индивидуалистка. Командный спорт не для меня.
Сначала Мэт смутился, а потом спросил:
- Что ты не поделила с ребятами?
Вопреки всем ожиданиям Мэтью девушка рассмеялась. Весело и искренни:
- Неужели еще не рассказали?
- Ну, ты ведьма, – получилось скорее вопросительно.
- Ага, - Асакура выглядела довольной.
- Правда?
- Что? Правда ли, что я ведьма? – Мэт кивнул, - ну, я бы сказала, что доля истины есть даже в самых глупых сплетнях, - лицо Асакуры было серьезно-задумчивым, а глаза смеялись, - но только доля.
- То есть в тебе есть доля ведьмы?
- Ну, я гуляю на кладбище. Я люблю там гулять, - сказа девушка с видом заговорщицы.
- Надо же! Я тоже! – Мэт не знал, какой реакции ожидала Эшли, но явно не такой.
- Ладно. Тогда сегодня в э…. 11? Пойдет?
- Да, вполне.

Домой Мэтью шел растерянным и сбитым с толку. Он действительно ходил на кладбища. Но далеко не все его друзья готы соглашались там бывать. И представить чистенькую-светленькую Асакуру бродящей среди могил он не мог. Зачем она пригласила его? Правда придет или просто пошутила? Как бы то ни было, Мэт решил идти. И ждал ночи с нетерпением.

Добавлено (2012-08-01, 2:33 PM)
---------------------------------------------
3. кладбище

Эшли никак не могла понять, что на нее нашло, когда она пригласила новенького на кладбище. Скорее всего, сказался шок. С ней уже года 2 в школе не заговаривали без необходимости, причем не только дети, но и учителя. Ее даже практически не спрашивали устно. А тут сам подошел и заговорил! Да еще и утверждает, что любит гулять на кладбище. А интересно, правда любит или хорохорится, решил выпендриться? Ну да ладно, вечером узнает. Главное перехватить парня, пока до него Алик с Ли не доберутся. А то потом лечи его от нервного тика.

Когда Мэт подошел к воротам кладбища, Асакура уже пришла. Что было и ожидаемо, и странно одновременно, одета девушка была как обычно. Зато Мэт расстарался, даже глаза слегка подвел. Ну а что? Он сегодня первый раз на здешнем кладбище, надо быть при параде. У ведьмы наряд Мэтью вызвал весьма бурную реакцию: девушка залилась смехом. Когда на ее глазах выступили слезы, Мэт серьезно забеспокоился, не истерика ли это. Он стал вспоминать способы борьбы с подобными нервными расстройствами, но тут Асакура слегка успокоилась и приветственно махнула рукой.
- Ну ты… даешь! А я… гадала, не побоишься ли… прийти, - Эшли явно старалась сдерживаться, но смешки все равно то и дело проскакивали наружу, - да это… тебя тут… бояться надо.
- Готов никогда не видела?!
- Обычно я их отсюда гоняю.
- Что?
- Ну, в большинстве своем они не слишком культурно себя ведут: пачкают могилы краской, какую-то загробную музыку слушают. Пару раз даже поливали надгробия кровью.
- А что такого?
- Ну, тебе вряд ли понравится, если кто-нибудь обольет твой дом кровью, - раздался незнакомый мужской голос, - вы, кстати, еще долго там стоять будите?
Мэт оглянулся и увидел двоих парней за оградой.
- Дом? – недоуменно спросил Мэтью.
- Ну, да. Дом, - ответил второй незнакомец.
- Это Алик и Ли. Пошли к ним.
- Вы вместе здесь гуляете? – поинтересовался Мэт.
- Не всегда. Мальчики в гости приехали.
- В гости?
- Ну, да. Они вообще в Китае живут.
Мэт стал с интересом разглядывать «мальчиков». Примерно одного роста, высокие, но до Мэта все же не дотягивают. Один, видимо Ли, и впрямь китаец. Тяжелые абсолютно прямые черные волосы до плеч, раскосые глаза, высокие скулы и ироничная улыбка. Алик же скорее походил на скандинава. Гораздо массивнее сухощавого Ли, с непослушными блондинистыми кудрями и удивительно синими глазами. Однако взгляд его был теплым, а улыбка доброй и какой-то бесшабашной. Казалось, что он из тех людей, которые могут, не задумываясь, ввязаться в драку, даже не зная, из-за чего дерутся, на спор побежать на перегонки с поездом или выпить бутылку виски и попытаться пройти по перилам моста.
- Ну что, насмотрелся? – вернул Мэта к реальности Алик.
- Я…
- Да ладно. Мы тобой тоже полюбовались – не каждый день встретишь такое мрачное чудо.
Мэт растерялся. Нет, конечно, он не первый раз сталкивался с подколками на тему его готского «прикида», но на кладбище?
- Алиииик… - в голосе Эшли явно звучало предупреждение.
- Ну, Эш, ну, что я такого сказал, а? Ну, сама посмотри, у него даже глазки накрашены, может…
Договорить Алик не успел. До этого наблюдавший происходящее с абсолютно безразличным взглядом Ли, отвесил ему подзатыльник, да не слабый.
- Не, ну ты, что творишь? Больно, между прочим, - заныл парень, - Эш, ну, ты видела? Ну, скажи ему! Ну, чего он вечно меня бьет?
- Не бью, а воспитываю, - совершенно спокойно поправил его Ли, - и вообще, мы тренироваться будем?
- Тренироваться? – заинтересовался Мэт.
- Будем, будем, - ответила Асакура, - для того и пришли. Только сегодня чистая рукопашка. Пошли подальше от входа, а то заметит кто.
- Вы занимаетесь боевыми искусствами на кладбище? – поразился Мэт.
- Ну, да. Ты забыл, во мне есть доля ведьмы. Здесь я сильней. И мальчики такие же.
Алик буквально взорвался смехом:
- Не, ну, ты даешь, Асакура! С каких пор ведьмой-то заделалась? Слышал бы тебя сейчас Тао – прибил.
- Не прибил бы, - все так же невозмутимо возразил Ли, - это ты у нас склонен к бурным необдуманным реакциям.
- Эх, Мэт, ну, скажи, они меня тут не любят, не ценят?
Мэтью искренни понадеялся, что это был риторический вопрос и на него не требуется ответа, но, судя по пристальному взгляду Алика, какая-то реакция все же необходима. Спас Мэта голос Ли:
- Пришли.
Алик тут же переключился:
- Ну, парень, садись поудобнее и смотри.
- Садиться? Куда? – Мэт растерялся.
- Да хоть вот на этот камень.
- Это же надгробие! – и Асакура еще готов в вандализме обвиняла?!
К удивлению Мета, ответил ему Ли:
- Его хозяин давно упокоен.
- Ты откуда знаешь?
- Во мне же тоже есть - как там было? – доля ведьмы.
От нелепости формулировки и серьезного лица, с которым Ли произнес это, Мэтью рассмеялся. Но на камень сел, хоть и с опаской. А потом чуть не убежал, потому что со словами «рукопашка, так рукопашка» и тяжелым вздохом, к нему подошел Алик и протянул здоровый боевой топор, который, как понял Мэт, все это время висел у него на спине:
- Подержишь, а?
Мэт побледнел. Куда он пришел? Нет, он, конечно, все понимает, адреналин адреналином, но вот так запросто таскать с собой холодное оружие?!
- Алик, болван! – кажется, Асакура разозлилась.
- Эш, не злись, - голос Ли звучал примирительно, - либо он боится и ему тут нечего делать, либо принимает все как есть.
При этом обращался Ли к Эшли, а смотрел на Мэтью.
- Я… Это нормально? – Мэт только сейчас заметил, что изо всех сил сжимает рукоять топора, - а он тяжелый.
- Ну, да – не пушинка, - рассмеялся Алик, - расслабься, парень, не собираюсь я тебя им убивать.
- А кого собираешься? – тупо уточнил Мэтью.
- Как верный и преданный вассал, - начал Алик, отвешивая поклон в сторону Эшли, - я буду убивать лишь тех, кто неугоден или же угрожает моей принцессе!
Напряжение слегка отпустило, и Мэт начал смеяться. Но ни Ли, ни Асакура шутливого тона не приняли. Глаза Эш застекленели, а тело застыло. Ли же кинул в Алика осуждающий взгляд и быстро сказал:
- Хорошо. Приготовились, начали.
Алик пару раз моргнул, словно сгоняя наваждение, и кинулся к Асакуре. Та моментально отмерла и увернулась. И понеслось: удары, блоки, увертки. Маленькая Эшли пользовалась преимуществом в скорости и старалась уходить от атак, а не блокировать. Била она редко, но судя по всему, только по определенным точкам, соизмеряя разницу в габаритах с соперником. Алик же походил на медведя. По цели он попадал не часто, зато в удары вкладывал всю силу.
Сначала Мэтью казалось, что ребята просто дурачатся. В темноте было плохо видно. Но в какой-то момент Асакура чиркнула ногой по щеке Алика, и Мэт мог поклясться, что у парня пошла кровь. Но равнодушно взирающий на происходящее Ли, видимо, выполнявший роль судьи, никак не отреагировал. Более того, через некоторое время Эшли упала на одно колено и «пропахала» им с метр земли, а когда встала, то на штанине была видна огромная дыра. Мэт пораженно уставился на Ли, недоумевая, почему он не останавливает ребят. Да и почему, черт возьми, они не прекращают сами?
Пару минут спустя все кончилось. Пытаясь перехватить проскальзывающую под своей рукой Асакуру, Алик на мгновение потерял равновесие, чем Эшли немедленно воспользовалась. Она оказалась сидящей на спине поверженного парня, удерживая его руку «болевым» приемом.
- Бой, - произнес Ли, что по-видимому, служило сигналом к окончанию схватки.
Эш поднялась и, слегка прихрамывая, побрела к могильной плите, на которой сидел Мэт. Алик же не выглядел ничуть расстроенным. Подскочив, он небрежно вытер щеку тыльной стороной ладони и подошел к Ли. Тот в свою очередь вытащил что-то из кармана. Что-то оказалось салфетками, и он внимательно осмотрел повреждение на лице друга, очистил его от грязи.
- Заживет и следа не останется.
- Переживаешь за мою мордашку?
- Нет. За здоровье.
- Ну, да хватит! Ну, можешь хоть раз сказать, что мое лицо имеет хоть какую-то ценность?!
Ли проигнорировал театрально-трагичные реплики Алика и присел перед Эшли. Он закатал штанину и стал промывать разбитое колено.
Черт, не может же такого быть. Не выдержав, он наклонился и провел по ноге девушки. Асакура недоуменно взглянула на него, но Мэт даже не заметил. Потому что вся нога была в шрамах. Тоньше, толще, короче, длиннее, они покрывали кожу подобно некоему абстрактному барельефу. Как? Нет, это, конечно, объясняет, почему Асакура всегда в закрытой одежде… Но откуда? Хотя, если они всегда так тренируются. Да еще если используют топор Алика… Но зачем?
Мэт поднял взгляд на Эш.
- Все в порядке?
- Что с тобой? Это только здесь, или…
- Обычно я говорю, что выпала из окна и упала на битое стекло. Пойдет?
- Правда? – Мэт понимал, как это глупо, но все же надеялся на положительный ответ.
За Асакуру ответил Ли:
- Ты знаешь, что многие хорошие спортсмены-борцы не могут постоять за себя в уличной драке? Просто они так привыкли к правилам, привыкли, что никто не станет пытаться намеренно причинить серьезные увечья, что полностью теряются при реальной опасности.
- Но…
- Я думаю на сегодня достаточно. Вам завтра в школу.
- Ага, наверно правда лучше по домам, - Мэту казалось, что он плывет в каком-то тумане. Вроде бы ничего ужасного не произошло, но… было как-то гадко. И страшно.
- Эш, мы сегодня у тебя переночуем?
- Конечно. Идем?
- Не, мы еще посидим. А вы идите по домам. И спать.
Асакура повернулась к Мэтью:
- Сам дойдешь? Или проводить?
Мэт заторможено кивнул, а потом буркнул:
- Сам.
Эшли махнула рукой, развернулась и побежала куда-то в противоположную от входа сторону.
- Ну, пока. Ты забавное, мрачное чудо, приходи еще, - Алик улыбнулся и заговорщицки подмигнул. На душе у Мэта сразу стало легче. И домой он пошел уже чуть расслабившись.

- Принцесса решила дружить с обычными людьми?
Алик лежал, положив голову на колени Ли.
- Забавный экземпляр она выбрала, - усмехнулся китаец.
- Да ладно! Он милый.
- Смотри не ляпни это ему. Парню и так страшно. И вообще, ревновать буду.
- Ты? Ревновать? Не, ну, не смеши меня!
Ли только вздохнул и зарылся пальцами в волосы Алика.
- Через полчаса пойдем.

Добавлено (2012-08-03, 2:50 PM)
---------------------------------------------
4. Развалины годов Онин

Следующий месяц Мэтью провел, как в тумане. Он нашел местную тусовку готов, пара ребят даже показались ему весьма неплохими кандидатами на роль друзей, а местная красотка Ви, вполне себе подходила под его параметры идеальной девушки.
Через неделю после ночной прогулки пришла после болезни Елен, соседка Джейн. Однако сидеть на постоянном месте Мэт так и не начал. В классе постоянно кого-нибудь не хватало, И он, как переходящее знамя, оказывался то за одной партой, то за другой. Мэт чувствовал вину за подобное поведение, ведь по большому счету ничего действительно ужасного не произошло, но при каждом взгляде на Асакуру, его пробирал холодок. Он не мог себя заставить даже просто подойти и поздороваться. А еще ему стали сниться кошмары. Не раз он просыпался в холодном поту, видя хрупкое тело с сотнями кровоточащих порезов. Одна мысль о крови начала вызывать у Мэта ужас и отвращение, чего раньше никогда не было. Еще снился разросшийся до невероятных размеров Алик, машущий своим гигантским топором. И равнодушный голос Ли.
Мэт снова и снова повторял себе: в драке на кладбище не было ничего, ничего особенного. Она была странной, нелепой, но не страшной. И ведь почти поверил. А потом Асакуры два дня не было в школе. Мэтью даже решился спросить у Джейн, куда та могла подеваться, на что местная сплетница ответила, что она часто пропадает на денек-другой. И правда, еще через день Эшли появилась. И тогда Мэту стало по-настоящему страшно. «Ведьму» явно кто-то избил. Она хромала, на скуле была ссадина, а вокруг огромный синяк. Других повреждений под закрытой кофтой и брюками видно не было, но двигалась Асакура так скованно, что сомнений в их наличии не оставалось.
Мэт взбесился. Даже не задумываясь, что делает он схватил Эшли под руку и на глазах у всего класса уволок в коридор, а потом и вовсе из школы.
- Звонок через три минуты, - несмотря на свои слова, Асакура не сопротивлялась.
- Ничего. Прогуляем.
Оказавшись в достаточном удалении, Мэт буквально зашипел:
- Это Алик? Опять тренировка? – под конец Мэтью чуть не сорвался на крик.
- Нет, - голос пустой, безразличный.
- Нет?! Тогда… какого черта?!
- Все в порядке.
- В порядке? Ты это называешь в порядке? – Мэт решительно задрал льняной рукав выше локтя. Вся рука - одна гематома, а запястье и вовсе забинтовано, - да на тебе места живого нет!
- Если бы не Алик, было бы хуже.
- Хуже? Куда уже хуже? Сразу покойником?
А потом Мэт чуть не упал. Потому что Асакура с совершенно серьезным лицом кивнула.
- Эшли, что… что происходит? – черт, почему голос звучит так жалобно?
- Мэт, лучше не лезь, правда. Тебе же лучше, - Мэтью обалдело захлопал глазами, - я, прости, я… мне не стоило тогда приглашать тебя. Просто забудь.
С этими словами Асакура направилась к школе. А Мэт еще долго бродил по округе, пытаясь хоть немного собраться.

Джейн была необычайно довольна. В их школе мало кто учился постоянно, поэтому коллектив был не слишком дружным, и учителя старались только учить и не задумывались о какой-то культурной программе для своих подопечных. А тут такое счастье – экскурсия за город. Даже скорее не экскурсия, а пикник, потому что в лес. И что самое главное едут все. Когда ведьма-Асакура принесла деньги за поездку, кажется, и учитель удивился. Ну да ладно, такое событие ничем не омрачить. Ни Асакурой, ни тряской в переполненном автобусе, ни нудноватым рассказом экскурсовода. Все неприятное рано или поздно заканчивается, и теперь у них есть целых три часа свободного времени. И Брандт предложил, а Джейн любые предложения Брандта нравились по определению, прогуляться куда-то в глубь леса, посмотреть старинный домик. Предложение действительно оказалось заманчивым, и тут же собралась компания желающих. Джейн, конечно бы предпочла, чтоб людей было поменьше, а лучше и вовсе вдвоем… Но мечты, мечты… И так пойдет.
- По легенде, - начал вещать затейщик, - в воину годов Онин самурай должен был помочь добраться до убежища в замке Эдо дочери некого сановника, несущей туда послание от отца. Но их нагнали. И в маленьком буддистском храме самурай пытался защитить свою госпожу. Увы, силы были неравны, и доблестный воин пал, хоть и унес с собой множество жизней. Послание изъяли, а девушку захватили враги. Говорят, что дух того самурая и поныне там.
Елен усмехнулась. Рассказывал Брандт конечно неплохо, но на ее взгляд весьма переигрывал. Что такого нашла в нем Джейн? Но видя, что парню нравится, с каким вниманием его слушает Джейн, она радовалась за подругу, которая была влюблена в него с момента перевода в их школу. Ну, рас уж в личной жизни подруги что-то начинает наклевываться, может и ей стоит подсуетиться? Этот новенький Мэтью Брайт очень даже ничего. Елен нравились мрачные парни, а Джейн сказала, что он гот. Ну, попытка – не пытка, Елен пристроилась рядом с Мэтью:
- Надо же, дух! Тебе ведь нравятся такие вещи?
- Да что-то в последнее время не очень, - кривовато улыбнулся парень, - а тебе?
- Ну, я как-то не задумывалась. Хотя интересно, правда существуют или нет. Ты веришь?
- Даже не знаю. Не задумывался.
- Ты же гот? – удивленно уточнила Елен.
- Ну, да. Хотя в этом я то же что-то не уверен.
- Ум… а это как?
- Да, что-то меня воротить со всего этого преклонения перед смертью и нечестью стало.
И правда. После разговора с Асакурой, кошмары участились. Теперь к ним добавились еще и те, где какой-то здоровый мужик бьет бесчувственное тело Асакуры ногами, пока на земле не остается только кровавая каша. А еще Мэт недавно заметил, что после избиения (как по-другому назвать произошедшее с Эшли Мэт так и не придумал) Алик и Ли стали встречать ее после школы. От этого стало хуже. Каждое утро он напряженно ждал прихода Асакуры. Он боялся, что что бы не случилось, это может повториться. Или еще хуже. Он часто вспоминал кивок Эшли, подтверждающий, что ее вполне могли убить. До этого, он таскал черные тряпки, гулял по кладбищу, участвовал в каких-то обрядах и даже не задумывался зачем. Просто нравилось. А теперь, смерть стала казаться не прекрасной, а жуткой. А резать запястья, чтобы полить могилу кровью, дабы приобщиться к миру по ту сторону – это мерзко. Он вспоминал изуродованное шрамами тело девушки. Сначала, пытаясь осмыслить увиденное, Мэт даже предположил, что она мазохистка, что ей нравится это. Но после разговора понял: Эшли не хотела ни одного из этих шрамов. А из-за бессмысленной растраты крови Мэт даже поругался с Ви. Да и вообще со всей готской компанией.
- Вот и пришли, - отвлекся от неприятной темы Мэтью.
Ребята действительно уже добрались до своей цели. Никакого домика или храма они, конечно, не обнаружили. Время безжалостно с тем, что человек оставил без присмотра. Просто большая поляна с остатками полусгнившего дерева и большими валунами, которые видимо когда-то были статуями.
- Будем звать духа? – весело отозвалась Елен, - а то, похоже, больше здесь особо нечего смотреть.
Она смело пошла вперед, а когда приблизилась к развалинам, почувствовала, как плечо обожгло болью. А потом с ужасом смотрела, как в разорванной ткани рукава из тонкого пореза текут алые струи крови. Парализованная страхом девушка стояла не могла пошевелиться, а потом что-то откинуло ее к ребятам, и она услышала властный голос:
- Ты видишь лишь меня и мою силу. Здесь только я! Лишь я!
«Асакура?» подумала Елен, «она с нами?» перед тем как потерять сознание.

Мэтью был в шоке. Весело болтающая Елен обогнала его, а потом на ее руке из ниоткуда возник порез. А потом, неизвестно откуда взявшаяся Эшли кинулась вперед. Она оттолкнула Елен за спину, та полетела к одноклассникам, которые, кажется и не замечали ничего, пока раненая девушка не свалилась на них.
Асакура же встала между всеми и развалинами и широко развела руки, будто загораживая ребят от неведомой опасности. Ее слова на несколько секунд сбили Мэта столку, а потом ему показалось, что он попал в один из своих кошмаров. По всему телу Эшли стали из ниоткуда возникать тонкие порезы, будто невидимое лезвие рассекало одежду и кожу.
Парни побледнели, девчонки завизжали. Зарождающуюся панику прекратил окрик Асакуры:
- Тихо! – не меняя позы и не оборачиваясь, она продолжила совершенно спокойным, ровным и уверенным голосом, - Мэт, на поляне у автобуса мой рюкзак. На самом верху в нем холщевый мешочек с бусинами. Бегом!
И Мэт побежал. Он в жизни так не бегал. Его гнал страх. Самый могучий страх – перед неизвестным. От лагеря до поляны шли полчаса, а сейчас Мэт даже не заметил, как вернулся. Добравшись, он стал судорожно рыться в сваленных в кучу вещах ища принадлежащее Асакуре. Увидев растрепанного, тяжело дышащего, с прутиками и листья ми волосах Мэтью учителя и не ходившие одноклассники забеспокоились, но тот только отмахивался.
Здоровая спортивная сумка, розовый пушистый рюкзачок, полиэтиленовый пакет… все не то. Ну, где же, где же?! Наконец-то. Льняной рюкзак. Точно вещичка Асакуры. Так, мешочек, мешочек. Нашел. И внутри множество шариков. Она, кажется, говорила бусы? Отлично. Быстрее обратно.
И снова забег. И снова не чувствуется расстояние. Когда Мэтью вернулся, то все стояли точно также. Только порезов на теле Асакуры стало больше. И она вся была в крови.
- Нашел? Кинь мне.
Поймав мешочек, Эшли развязала тесемку и запустила руку внутрь. А когда она ее вытащила. Казалось, что прозрачные, словно хрустальные, бусины приклеились к вытянутым указательному и среднему пальцам. Ткань упала, а на пальцах ведьмы, теперь Мэт поверил, что действительно ведьмы, висела длиннющая нитка бус.
Взмах рукой:
- Связать!
И свисающий конец образовал в воздухе кольцо, как будто и правда удерживая кого-то.
- Ты сражался до конца. Твоя честь чиста. Ты защищал хозяйку. Твои враги давно мертвы. Не с кем больше биться. Это просто дети. Разве самураю пристало бить детей? – Асакура перешла на японский и теперь ее голос звучал гневно, - разве есть доблесть в том, чтоб бить беззащитного?
- С кем она? – недоуменно пробормотала Джейн.
За время проведенное в Японии Мэт начал понемногу понимать язык и теперь осмысливал сказанное Асакурой. «Говорят, что дух того самурая и поныне там,» словно эхо прозвучали в голове Мэтью слова Брандта. Она говорит с духами?!
- Ты держишь себя в руках? Я могу отпускать?
Видимо получив ответы на свои вопросы, Эшли слегка тряхнула рукой, и бусы распались, а стекляшки покатились по земле. Асакура же стала медленно оседать на землю. Мэт кинулся к ней и подхватил.
- Быстрее, надо отнести Эшли и Елен к автобусу, - видя растерянность одноклассников начал организовывать всех Мэт, - да и самим лучше поскорее уйти отсюда.
- Подожди. Я должна собрать бусины. Просто дай дотронуться до земли.
Уже ничему не удивляясь Мэт посадил Асакуру. Она приложила ладонь к ближайшему свободному от земли участку, и бусины, как дрессированные собачки, бегущие на зов хозяина подкатились к ней.
- Подай, пожалуйста, мешок.

Учителя были в шоке. Поведать о том, что произошло, никто толком не мог. Слегка оправившись, ребята поняли, как глупо это будет звучать , если сказать вслух. Мэт же решил молчать, так как видел, что Эшли не хочет распространяться о случившемся. На все вопросы Асакура отшучивалась, что она же «ведьма», вот ей и положено чудить.
Сами по себе раны на теле девушки были несерьезными, но их количество внушало опасения. Но немедленный отъезд был невозможен, так как группа Брандта была не единственной, решившей «прогуляться», и не на шутку обеспокоенные учителя должны были сначала всех собрать. Всем велели сидеть около автобуса и ждать, педагоги же отправились на поиски.
- Ты мне все расскажешь.
К удивлению Мэта Эшли сразу же согласилась.
- Расскажу. Мне не жалко, - затем Асакура задумалась, - но советую все же держаться от меня подальше.
- Почему?
- Произошедшее сегодня – мелочь, ерунда. Неприятно, не более того. А порой случаются действительно нехорошие вещи, - на этих словах лицо Асакуры резко помрачнело, она посмотрела куда-то в сторону дороги, - как, например, сейчас.

Добавлено (2012-08-03, 5:46 PM)
---------------------------------------------
4. Акира

Теперь Мэт понял, что действительно зря так переживал после похода на кладбище. Этот день бил все рекорды. И сейчас, чувствуя, как пальцы незнакомца сдавливают его горло, лишая кислорода, он желал, чтобы все происходящее оказалось дурным сном.
Когда Асакура говорила о «нехороших вещах», он и предположить не мог, чем все обернется. Он только собрался спросить, что такого может с ним случиться, как Эшли вскочила, и с прытью, казалось бы, невозможной для столь израненного человека, понеслась в чащу леса. А Мэт так и остался сидеть. Бежать за Эшли не хотелось совершенно. Как-то глупо. Он устал, он ничего не понимает, как ни стыдно признавать, но он напуган, что неудивительно после всего случившегося. Нет, ей надо - пусть бежит, а он домой хочет.
Через пару минут со стороны дороги появилось четверо парней. И они действительно были странными. И страшными. Перенервничавшие школьники с опаской косились на чужаков.
- Где Асакура? - спросил самый миниатюрный из четверки.
Мэт тяжело вздохнул. Он только что злился на Эшли, но это - явно не ее друзья.
- Она поранилась и ее увезли в город, - Мэтью старался, чтобы голос звучал уверенно.
- Да, ну? - усмехнулся все тот же парень, которого Мэт определил как главаря, - Алексей, мы можем этому верить?
Он обращался к лысому здоровяку с татуировкой в виде стрелки-указателя на щеке. Тот усмехнулся и полез в карман, откуда извлек что-то на подобии кулона. Взяв его за веревочку, г<

 
ХеДата: Суббота, 2012-12-08, 3:31 PM | Сообщение # 2
Генерал-полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 981
Награды: 9
Репутация: -2
Статус: Offline
мне норм. но не там выложено. надо впарить кому-то, куда-то, где есть чтецы.

<< у меня в последнее время ощущение, что современным детям школьного возраста катастрофически не хватает пиздюлей >>
 
РоллаДата: Суббота, 2012-12-08, 4:24 PM | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 2282
Награды: 34
Репутация: 34
Статус: Offline
Quote (Хе)
где есть чтецы.

фикбук)


Если тебе когда-нибудь захочется найти человека, который сможет преодолеть любую, самую невероятную беду и сделать тебя счастливым, когда этого не может больше никто - просто посмотри в зеркало и скажи: 'Привет!' - Ричард Бах
 
Форум » Шаман Кинг » Фан-Фики » Наследие
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: